Click to order
ВАШ ЗАКАЗ:
Total: 
ШКОЛА РОДЧЕНКО ОНЛАЙН
* Отправляя свои контактные данные, вы соглашаетесь на обработку персональных данных и получение email-сообщений от Высшей школы «Среда обучения»
школа родченко онлайн / 6 октября

Открытая дискуссия
«Модельный бизнес: разнообразие и новая этика»: главное.

10 сентября Школа Родченко онлайн провела открытую дискуссию со скаутом китайского модельного агентства A. Management, кастинг-директором Ильей Вершининым и основателем Lumpen Agency, режиссером Авдотьей Александровой. Приводим расшифровку беседы с рассуждением участников о разнообразии в моделинге, влиянии коронавируса на индустрию и ответами на вопросы зрителей.

Участники

Илья Вершинин
Скаут китайского модельного агентства A. MANAGEMENT и кастинг-директор. Был агентом Катерины Лашко, Полины Оганичевой, Татьяны Чурбановой, Светы Блэк, Ольги Запивохиной. Букировал международных клиентов: Gucci, Prada, Vogue UK, Vogue CS, Vogue UA, Reedition Magazine, RMK, Farfetch. В прошлом агент модельных агентств Avant Models, Number model management. Ведущий онлайн-курса «Модельный агент. Введение в специальность»
Авдотья Александрова
Основатель LUMPEN AGENCY, режиссер.

Фото: theblueprint.ru
О разнообразии в моделинге
Илья: Я рад, что Дуня участвует в этой дискуссии, потому что это главный человек, который отвечает у нас за разнообразие в моделинге и за совершенно другой подход — не такой, как в классических модельных агентствах.

Хочу спросить, что на самом деле для тебя есть вот это самое пресловутое разнообразие сейчас? Воронка входа для разных моделей в индустрию очень сильно расширилась. Это уже не модели, а, скорее, герои, образы, музы.

Авдотья: Для меня это возможность совершенно оригинальным и не шаблонным личностям «выстрелить». Сейчас просто красивая девочка мало кому интересна. И это классные изменения, это зеленый свет тем, кто вкладывался не только в свое лицо и тело. Сейчас даже в 60 или 80 лет можно сделать шоу. Но из-за этого конкуренция еще больше — сложнее стало девочкам, у которых просто идеальные данные в классическом понимании, и у них все прекрасно. Когда на Kenzo у меня подтвердили трех моделей, которые не занимались ни кожей, ни фигурой, а идеальным девочкам отказали, я не понимала, как такое возможно!

Илья: На самом деле это очень здорово отражает мою мысль о том, что в моде, особенно когда ты находишься в роли модели, нет никаких объективных достижений. Все зависит от того, как тебя воспринимает какой-то человек, принимающий решения: как он воспринимает твою внешность, особенно если ты находишься на старте карьеры. Представьте себе, что пытаетесь устроиться на работу, проходите по десять собеседований на день. Вы достаточно умны, занимаетесь спортом, владеете английским языком, но везде получаете отказ без объяснения причин. Как с этим жить дальше и сохранить самооценку? Очень много моделей скатываются в тяжелые невротические состояния именно из-за того, что индустрия токсична по отношению к ним. В моде важно везение и, на мой взгляд, способность воспользоваться своей удачей.
Авдотья: Да, мне кажется, что важны еще артистичность, сексуальность и мозги.

Илья: Когда модель приходит на первый кастинг, никто не смотрит на мозги.

Авдотья: Нет, но дело в том, что интеллект все равно виден сразу.

Илья: Не согласен с тобой. Скажу очень циничную вещь. Когда я был в роли кастинг-директора в Париже, то смотрел только на то, как выглядят модели и как на них смотрится одежда. Понимаю, что пример частный, но я убежден, что на первых кастингах у кастинг-директоров именно такое отношение к моделям.

Авдотья: Возможно, но я говорю про то, что лицо с наличием интеллекта производит большее впечатление.

Илья: Это может быть дополнительным бонусом. Например, для модели с классным от природы телом, плюсом будет и посещение спортзала. Но если человек не занимается спортом, но имеет неплохие пропорции, это не станет причиной отказа на кастинге. Дополнительные бонусы, к сожалению, не те критерии, по которым принимается решение.
Photography: Stephan Lisowski. Model Polina Oganicheva. Harper’s Bazaar Ukraine
Авдотья: Да, мне кажется, что важны еще артистичность, сексуальность и мозги.

Илья: Когда модель приходит на первый кастинг, никто не смотрит на мозги.

Авдотья: Нет, но дело в том, что интеллект все равно виден сразу.

Илья: Не согласен с тобой. Скажу очень циничную вещь. Когда я был в роли кастинг-директора в Париже, то смотрел только на то, как выглядят модели и как на них смотрится одежда. Понимаю, что пример частный, но я убежден, что на первых кастингах у кастинг-директоров именно такое отношение к моделям.

Авдотья: Возможно, но я говорю про то, что лицо с наличием интеллекта производит большее впечатление.

Илья: Это может быть дополнительным бонусом. Например, для модели с классным от природы телом, плюсом будет и посещение спортзала. Но если человек не занимается спортом, но имеет неплохие пропорции, это не станет причиной отказа на кастинге. Дополнительные бонусы, к сожалению, не те критерии, по которым принимается решение.
Фото: Полина Твердая, Модель: Kate L, Vogue
Фото: Полина Твердая, Модель: Kate L, Vogue
Авдотья: Конечно! Я всегда девочкам и мальчикам говорю так: «Ребята, просто ваше лицо и фигура не подошла к луку. Все» Были такие ситуации, когда на девочку примеряли десять луков, но ни один не садился. На последней примерке модель получала отказ не по этой причине, а потому, что она не понравилась.
Photography: Stephan Lisowski. Model Polina Oganicheva. Harper’s Bazaar Ukraine
Коронавирус и индустрия моды
Илья: Мне, если честно, нравится то, что сейчас происходит. Скоро начнется самый странный Fashion Week в истории. Дуня, как ты видишь изменения в индустрии, которые наступили?

Авдотья: Это непривычная для меня ситуация. Все, что произошло, мне кажется, похоже на болезнь, когда человек перегружается и просто ложится с температурой. Это классная пауза, думаю, что она отделит зерна от плевел, и после этого кризиса «выстреливать» будут самые-самые.

Илья: Природа очистилась, и выживут действительно сильнейшие. Либо самые маленькие, у кого небольшая расходная часть. Побольше бы таких адекватных агентств!

Ответы на вопросы аудитории

Какие модели более востребованы — парни или девушки? И влияют ли сейчас на успешность модели физиологические особенности?
Илья: Рамки индустрии сейчас настолько расширились, что мы можем работать и с девочкой с ростом 167 см после операции на черепе, которая закрывает показ Gucci, а потом сотрудничает с этим брендом три года.

Авдотья: Конечно, это зависит от бренда, но дело в том, что девочкам платят больше. Например, кампейн (съемка рекламной кампании коллекции) в Лондоне для девочки может стоить 4500 фунтов, а для мальчика — 2500 фунтов.

Илья: То есть парни дешевле.

Авдотья: Да. Этот довольно странный момент я себя всегда объясняла тем, что девочки больше тратятся на восстановление кожи после сложного макияжа и волос.

Илья: А я бы объяснил это спросом и предложением. Общий объем работ на парней меньше: спрос ниже, предложений больше, работа стоит дешевле.
Фото: Nikolay Biryukov. Стиль: Alexander Zoobrilin. Vogue Россия
Как быть провинциальным агентам и агентствам, если даже крупные сейчас закрывают офисы?
Илья: Провинциальный агент — это супер. У вас есть абсолютно уникальная и интересная экспертиза по вашему маленькому или большому региону. Этого ресурса нет ни у одного европейского агентства. Найдите десять классных моделей, плейсмент (размещение в принимающем модельном агентстве за рубежом) для них и работайте. О системе, по которой можно успешно провести такую работу я рассказываю на нашем курсе. Децентрализация — это хорошо, делать классную экспертизу в своем городе важнее, чем быть в Москве.

Авдотья: Те, кто находятся в Москве, видят то, что уже по десять тысяч раз использовано. А самый сок — это провинции, куда я люблю ездить, когда меня приглашают прочитать лекцию или сделать кастинг. Я в восторге от самого факта наблюдения и того, как черты лица меняются в зависимости от геолокации нашей страны. Это огромный пласт, в который можно бесконечно углубляться.

Илья: Основная проблема провинциальных агентств не в поиске (скаутинге), а в сервисе, который организуется для моделей. Если у вас нет финансового ресурса, чтобы организовать для них тесты, визы, загранпаспорт, обеспечивайте развитие модели на старте ее карьеры. Занимайтесь поиском, делайте своим главным фокусом скаутинг. Я сам переехал из Москвы и не планирую возвращаться в ближайшее время. Сейчас нахожусь в Нижнем Новгороде. Это провинциальный город, но здесь интересно и есть что посмотреть и кого поискать.
«Нет топ-агентств, а есть классные агенты с хорошей репутацией, которых можно отследить исключительно по результатам моделей, которые с ними работают»
«Нет топ-агентств, а есть классные агенты с хорошей репутацией, которых можно отследить исключительно по результатам моделей, которые с ними работают»

Polina Oganicheva / ELLE Russia

Polina Oganicheva / ELLE Russia

Как общаться с кастинг-директорами и как их находить? И существует ли топ-лист агентов?
Авдотья: Я не очень понимаю вопрос, потому что есть просто топ-лист агентств. Если вы хотите продать модель, которую нашли, как свободный скаут, найдите ей плейсмент, допустим, материнское агентство. Если вы какое-то маленькое агентство, то нужно написать всем самым классным агентствам в Европе, вот и всё.

Илья: И снова в рамках рекламы нашего курса: на нем будем разбираться в том, кто такие классные агенты и агентства в Европе. Я бы дополнил твой ответ, Дуня. Не привязывайтесь к именам и названиям агентств, а обращайте внимание исключительно на команду, которая управляет ими. Я считаю, что нет топ-агентств, а есть классные агенты с хорошей репутацией, которых можно отследить исключительно по результатам моделей, которые с ними работают. В рамках своего курса как раз хочу подробно остановиться на том, какие есть востребованные агенты и агентства в Европе.

Авдотья: В Инстаграмах агентств и, собственно, своих аккаунтах модели чаще всего отмечают самых крутых кастинг-директоров под фотографиями: «Спасибо, что взяли меня на шоу». Это дело одного дня, просмотреть аккаунты. Когда все это начинала, думала, почему люди так не делают?

Илья: У нас есть прекрасный сайт models.com. Во вкладке Lists вы можете формировать свой лист с любыми артистами индустрии. Это сформированный лист, который создал Рози Дэйли (редактор models.com), с кастинг-директорами. Тут вы найдете самых важных кастинг-директоров в индустрии.
Вернемся на шаг назад. На курсе Ильи есть вебинар «Типажи моделей, почему лучше отказаться от этого понятия». Один из вопросов: «Расскажите, как вы научились определять типажи моделей и угадывать, кто из них выстрелит?» И еще вопрос сюда же: «Правильно ли я понимаю, что тенденция сейчас не на стороне классически красивых моделей, как Кайя или Палвин, например, как будто бы это сейчас неудобно?».
Илья: Я считаю, что сейчас моделей нельзя классифицировать. Что касается типажей, для меня есть один критерий, который, благодаря насмотренности, сидит внутри, — это модельное и немодельное. Если вы много смотрите, следите за различными брендами, то начинаете понимать идентичность каждого из них: что за ними стоит, какие референсы и эстетика используется. Соответственно, вы, как в учебниках по английскому языку, соединяете слово и предмет. Вот у вас, apple и яблочко, и вы должны провести линию и соединить: эта девочка подходит для Victoria’s Secret, а вот этот мальчик — для Gucci, Celine. Лучше не классифицировать моделей и вообще людей, исходя из их анатомических данных, в XXI веке это очень плохо заканчивается.
Когда российский рынок перестанет бояться открывать новые лица? Почему модель без условного показа в Париже никому не нужна?
Авдотья: Моя любимая тема и большая проблема. Именно в России есть странная тенденция, что как только девочка делает что-то крутое, сразу у нее начинаются букинги, хотя до этого ее видеть никто не хочет.

Илья: Это не только российская история, в Европе тоже самое, у нас она просто приобрела утрированные формы.

Авдотья: Некоторые бренды, такие как Gucci, выбирают тех, кого никто еще не выбирал. Этот подход мне всегда казался более интересным, чем обратный: обратить внимание на модель только после того, как кто-то в ней что-то увидел.
Почему модели из топ-50 делают кампейны Mango, Zara и HM, если это масс-маркет?
Илья: Ребята, это большие-большие деньги, потому что, для агента в первую очередь, нет ничего лучше, чем модель, которая после удачного показа сотни кампейнов начала стабильно работать на Zara. У них, правда, есть один нюанс: с Zara нельзя торговаться, это касается всего Inditex Group. Но эти люди обеспечивают моделей и агентов очень хорошими деньгами. Другое дело, что Massimo Dutti и Zara редко берут неизвестных моделей. А вот Bershka и Pull & bear могут работать и с моделями вне листа models.com и тоже хорошие деньги зарабатывают.
«Выбор модели — это раз — чуйка, два — личный вкус»
Насколько часто агентства и агенты смотрят на пластические данные модели, их жизненный бэкграунд? Понятно, что внешность на первом плане. На что обращают внимание еще?

Авдотья: Мне кажется, что все спрашивают, как нужно выглядеть, что нужно из себя представлять… Мы же с Ильей понимаем, что выбор модели — это раз — чуйка, два — личный вкус. Самое последнее на что я смотрю — это коммерческие данные: рост, форма тела и пропорции ног относительно тела.
Можете рассказать про бренды, которые влияют на карьеру модели? Вы начинали про Gucci.
Илья: На мой взгляд, Gucci никак не влияет на карьеру модели. Они классные ребята, это здорово, если вы работаете с Gucci: хорошие деньги для модели и для агента. Gucci любит работать годами с одними и теми же моделями, которые становятся музами в доме, их приглашают на луки, в Италию, на них все отшивается, моделей очень любят и заботятся. Но этот бренд очень не любит, когда модели работают с кем-то еще. Соответственно, на карьеру моделей это влияет скорее негативно.
Про психологическое состояние моделей — как вправлять и ставить на место мозги забукированной модели? Окей, поставили походку и пришли в форму. Вот первый контракт за рубеж, а она там конкретно лажает. Что делать?
Авдотья: У меня были совершенно разные ситуации, я терпела до трех случаев и увольняла. Другого, наверное, выхода я не вижу. Лажает в каком смысле? Ей тяжело психологически, она что-то неправильно делает на кастингах? Плохо говорит по-английски, не здоровается? В чем проблема?

Илья: Я тоже хотел сказать, что, возможно, это не модель лажает, а это вы ее слишком рано отправили, не подготовив должным образом. Ребенок попадает (скорее всего, мы говорим о девочке 16−18 лет) в условия стресса, с одной стороны, и отсутствия контроля родителей — с другой. А тут, возможно, случилось самое страшное: она заработала большие деньги на первом контракте.

Если вы проделали работу, а модель не соблюдает договоренности и ведет себя неадекватно, радуйтесь, что это случилось так рано. Если вы готовы нести репутационные риски, попробуйте еще раз, если нет — увольняйте, какой бы классной модель ни была.
Есть ли у нас в стране детский моделинг?
Илья: Я огромный противник детского моделинга, в любой стране, не только в России. Если вам хочется чем-то занять ребенка, отдайте его на спорт или музыку — вообще отлично.

А моделинг детский, во-первых, максимально непрозрачен в плане своей структуры. Во-вторых, не надо насильно тащить в моду ребят. Дети не могут принять самостоятельного решения, поэтому это полная ерунда. Чаще всего это тщеславие и амбиции родителей, которые хотят реализоваться за счет своих детей.
«Я считаю, что обманывать нельзя. Это самый важный факт»
Какими профессиональными качествами, которые не лежат на поверхности, должен обладать модельный агент?
Авдотья: Модельный агент должен быть психологом в первую очередь, потому что самое тяжелое, лично для меня — это найти подход к каждому. Во вторую очередь вы должны понимать, что это работа 24/7. Я без шуток говорю. Может быть такое, что вы вообще не будете спать. Любое отвлечение от ситуации — и может произойти что-то неладное, важно быть постоянно на связи. И еще не расстраиваться, а просто продолжать работать. Развивайте лояльность: нужно быть понимающим всех вокруг, готовым, что модель может отказаться от работы и пойти своей дорогой. И ты, расторгнув с ней контракт, в зависимости отношения к ней и человеческого достоинства, можешь взять с модели какую-то компенсацию за моральный ущерб или нет. Я считаю, что обманывать нельзя. Это самый важный факт.

Илья: Что касается темы, как быть лучшим агентом, нет никакого лучшего агента. Работа агента — это везение, на 90% и умение просто говорить «нет», а правильным клиентам — «да». Вот и всё. И еще консьерж-сервис, когда вы контролируете визы, паспорта и физическое состояние вашего подопечного. Все проблемы начинаются, когда происходят сбои в сервисе: клиента вовремя не успели подтвердить, агент проспал… Вот из-за этого карьера заканчивается раньше времени.

Глобально карьера агента отсутствует, потому что мы занимаемся моделями, у которых есть череда случайностей, которой можно манипулировать. Классные агенты, на мой взгляд, создают возможности для того, чтобы эти случайности происходили, и подготавливают своих подопечных к этому. На самом деле, одно из самых важных для меня качеств у агента — это уметь терпеть и уметь ждать. Я предлагаю на этой прекрасной ноте закончить на сегодня. Дуня, тебе огромное спасибо!

Авдотья: Тебе спасибо. Было очень классно.

Посмотреть полную запись дискуссии

ВАМ ПОНРАВИЛАСЬ ЭТА СТАТЬЯ?
Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы получать ссылки на новые материалы о фотографии и современном искусстве и быть в курсе новостей школы.