Click to order
ВАШ ЗАКАЗ:
Total: 
ШКОЛА РОДЧЕНКО ОНЛАЙН
школа родченко онлайн / 21 декабря

Точка соприкосновения: проекты выпускников курса Моники Дубинкайте

«Still Life (Things First)»

В конце 2021 года выпускники курса Моники Дубинкайте «Still Life (Things First)» представили итоговые работы в галерее «На Песчаной». Публикуем каталог выставки «Точка соприкосновения» с цитатами авторов о своих работах.
О выставке
Мы все — точки соприкосновения. Натюрморт — это наша общая платформа, на которой мы можем встретиться и соприкоснуться друг с другом. Все авторы говорят на разных языках — телесном опыте, эмоциональных реакциях, воспоминаниях, экзистенциальных переживаниях, ассоциациях и бессознательных сюжетах. Но с помощью созданных образов каждый из них хотел показать, как мы можем взаимодействовать друг с другом и как другие могут взаимодействовать с нами. Как найти точки соприкосновения через эти предметы и композиции.

В ходе работы над проектами фотографы исследовали вопрос: как через визуальный язык жанра still life создавать новые миры, где оживут их представления об общесоциальных явлениях или субъективные воспоминания? Зритель оказывается вовлеченным в процесс создания произведений через личную историю каждого автора. Предметы в кадре становятся точкой соприкосновения, где мнение и опыт перестают быть личными и становятся коллективными.
«Вырваться на свободу», Маша Алтынбаева
Почему люди не достигают того, что хотят? Почему думают, что не могут реализовать мечту, даже не попробовав что-то сделать? Почему добровольно отказываются от своих желаний и живут несчастливой жизнью?

В этом проекте я хочу поделиться своими мыслями о том, какие внутренние страхи и убеждения мешают нам двигаться вперед и реализовывать свой потенциал.
Страх неудачи
Бояться нормально и, мне кажется, боятся все. Перед чем-то важным очень помогает подумать: «Что самое страшное может случиться, если у меня не получится?». В большинстве случаев становится понятно, что ничего на самом деле ужасного не будет, и становится легче. Всегда полезнее расценивать неудачу не как провал, а как опыт.

Стереотипы
Что я делаю исходя из своих осознанных убеждений, а что, потому что «так принято»? «Так принято» может тебе не подходить и даже делать несчастным. Для собственного счастья важно самостоятельно решить, к чему стремиться и как этого достичь.

Страх осуждения
Не стоит обращать слишком много внимания на неприятные комментарии. Чаще всего их говорят люди с кучей своих нерешенных проблем. А если ты чувствуешь, что критика обоснованная, то это отличная возможность что-то улучшить в своей работе.

Страх трудностей
Когда представляешь, сколько всего надо сделать, чтобы достичь цели, часто становится страшно и опускаются руки. Но если разбить большую сложную задачу на маленькие и простые, то страх уходит. Шаг за шагом выполняя простые задачи, сам не заметишь, как сделаешь что-то большое.

Непонимание себя
Какие у меня способности, особенности характера, сильные и слабые стороны? Что мне хочется на самом деле? Чем я хочу заниматься? Где и как я хочу жить? Если честно не ответить себе на эти вопросы, можно потратить много сил и времени, двигаясь не к тому, что хочешь на самом деле. Бывает, что понять ответы трудно. Тогда можно сделать наоборот — сформулировать то, чего точно не хочется. Обычно это намного легче, но тоже очень помогает.

Неуверенность в себе
Неуверенность в себе сковывает, заставляет бояться окружающего мира и людей вокруг. Она мешает делать, потому что ты заранее настроен на поражение. Обычно проблема не в том, что мы недостаточно хороши, а в том как мы себя воспринимаем. К счастью, повышение самооценки — вопрос решаемый. Есть много эффективных психологических техник, помогающих справиться с неуверенностью в себе. Но начать можно с таких вещей: стараться окружать себя людьми, которые не будут повышать свою самооценку, принижая вас, и не сравнивать себя с другими.

Боязнь риска
Если не делать ничего нового и пугающего, невозможно вырасти. Рисковать всегда страшно, но как приятно, если в результате получается что-то классное. Ну и риск всегда можно минимизировать тщательной подготовкой.
«Поиск феминности», Мари Анохина
В пять лет меня шокировало знание, что я не мальчик. Я обожала стрелялки, казаки-разбойники и пацанские игрушки, которые приходилось отбирать у соседа по этажу. Но родители настойчиво продолжали покупать куклы и подобные девчачьи вещи. Мне нравилось придумывать экстремальные игры. В одних я воевала с вымышленными крокодилами, в других агитировала соседскую детвору проходить со мной полосу препятствий, лазая по стенам и котельным трубам. Любила белкой нападать со шкафа, часами удить на острове-табуретке бабушкиной клюшкой рыбу-тапок. Я была той девочкой, которой в школе на парней и «Зачарованных» было, мягко говоря, все равно.

В пубертатном возрасте я стала жить с папой, и девчачьи премудрости пришлось добывать из всего, что меня окружало, внимательно слушая одноклассниц и подражая женщинам с экрана MTV. Долгое время моя женственность была гибридом поведения подруг, популярных звезд и героинь любимых книг. Со временем оказалась, что скопированные манеры не соответствовали ни моей внешности, ни характеру.
В проекте Search of femininity я размышляю о психологическом ощущении себя как девушки и ищу свою феминную идентичность. Речь идет не о социальном ожидании того, как женщине стоит выглядеть или вести себя. При этом я не исключаю и учитываю это давление со стороны окружающих. Эта серия фотографий отображает внутреннее недовольство собой и желание обрести баланс между мужским и женским началом.

Я показываю периоды внутренней борьбы, эмоциональную скованность, декоративное подражание, в ложных попытках быть такой как другие, и пытаюсь осознать свою женскую индивидуальность. Я много эспериментировала, чтобы показать дуальность своего состояния. В итоге брутальные строительные элементы стали символами моих переживаний, а цветы стремлением найти свою женскую уникальность.
«Игра в осязание», Наталия Гладкова
Через руки я воспринимаю информацию о предметах, которые меня окружают. Мягкое, твердое, колючее, жесткое, шершавое, гладкое, скользкое, опасно-режущее, рассыпающееся, выпрыгивающее, то, что просачивается между пальцев, что хочется долго гладить, то, что хочется носить, в чем спать, во что погружаться. В этом проекте мне хотелось передать не только тактильные ощущения от предметов, но и их визуальную красоту….
«Отклик», Анна Дубровина
«Отклик» — это внутренний отклик автора к современному натюрморту, основанный как на художественном прошлом, так и на фотографическом настоящем и современном искусстве в целом. Взгляд на простые формы через соединение стилистики фундаментального академического рисунка, композиции, форм из гипса, серых и обесцвеченных форм с элементами современного искусства, ярких акцентов цвета и материала, а также техники фотографии. Цветное освещение как отголосок декоративного натюрморта. Линии и дополнение картин живописью ведет уже к современному восприятию искусства.
«Тень», Алена Заболотина
Погружение в киберреальность все больше отчуждает мышление от животности человека. Кто я? Мясо, кости, мышцы, слюни, кровь, геном. Продукт размышлений, саморазвития, обучения, социума или все уже заложено в моем теле? Так ли я индивидуальна и уникальна или я лишь тень сотен тысяч своих предков?
«История города К», Ирина Костыря
Изначально мне хотелось показать жизнь города, его ритм, очертания, цвета, настроения, попробовать передать это при помощи различных геометрических фигур, материалов, фактур, текстур, световых решений.
Но сложилось так, что проект стал ностальгическим. Это проект о любви к моему городу, когда-то бывшим одним из красивейших и процветающих городов Пруссии, безжалостно уничтоженный во время Второй мировой войны и после нее. Это также проект о памяти, сохранении культурных, исторических, природных, инженерных ценностей, доставшихся нам в наследие. Это проект об интеграции исторических артефактов разных культур, разных эпох.

В своем проекте я использовала репродукции старых фотографий Кенигсберга.
«Флешбэки», Надя Мананникова
«Флешбэк» — психологическое явление, при котором у человека возникают внезапные, обычно сильные повторные переживания прошлого опыта или его элементов.

Когда я захожу в магазин и прохожу мимо коробки с киндер-сюрпризами, мне каждый раз вспоминается мечта из детства: купить целую коробку киндеров. В начале 90-х — это огромная мечта ребенка «Купить коробку чего угодно», будь то шоколад, жвачка, кола, ролтон. Недоступность изобилия (достаточного количества для счастья) очень сильно сказалась на многих из нас.

А еще в детстве было нельзя играть с едой, потому что это, во-первых, еда, а, во-вторых, ее мало.
Что мы помним из детства? Какие чувства вызывает у нас сейчас «детская» еда? Что приносило нам радость и что приносит сейчас? Каким были 90-е для нас, тридцатилетних? Манка или шоколадка?

Этот проект о памяти, о детстве, о голодном времени для наших родителей и манящих ярких сладостей из телевизора, которые до сих пор вызывают у нас воспоминания и откидывают туда.
«Лаборатория второго дыхания»,
Маша Молокова
Появление пандемии в 2020 году стало причиной рождения новых страхов: потери дыхания, легких, страха оказаться под аппаратом ИВЛ, которого не хватит на всех. Страх стать Другим, выглядеть иначе. Нередко эту психологическую боль испытывают люди, имеющие внешнее отличие от принятых в обществе норм. Возможно, на помощь могла бы прийти фешн-индустрия, которая создает тенденции и желание обладать образом. Проект «Лаборатория по изготовлению второго дыхания» включает в себя гайд по работе с биопластиком и дальнейшее производство протезов, защитных масок и новых легких.
«Четыре элемента», Юля Переверзева
«Воздух». Воздух везде, подобно воде он заполняет все, где есть потенциал заполнения, однако он всегда льется через край. Воздух свободолюбив, он не подстраивается под формы и пространства. Воздух легкий, невесомый, но в то же время всепоглощающий и сильный. Поток способен как уничтожить, так и позволить парить в невесомости. Его нельзя подчинить, но можно довериться ему и стать свободным вместе с ним.

«Земля». Земля наименее изменчивый элемент, самый стабильный. Она устойчива и вынослива. Земля будто мама вынашивает плоды, растения, деревья. Эта стихия не подстраивается под сосуды, она развивается, пока есть возможность. Земля реалистична, ведь она не только взращивает жизнь, но и дает ей опору.
«Огонь». Огонь — это энергия, воля; это амбициозная и властолюбивая сила. Огонь может разжигать (любовь, вдохновение), но в избытке, становясь неуправляемой страстью, выгоранием, оставляет после себя только пепел. Однако умеренный огонь дает тепло и очаг. Кроме разрушений, он может подарить очищение и новое начало.

«Вода». Вода — стихия приспособления, но это не делает ее слабой. Вода меняется и принимает любую форму, она всегда найдет выход. Это самый изменчивый элемент. На протяжении всей истории жизни вода сопровождала и питала ее.
«Вещь», Олег Савунов
«Вещь на память», Настя Семерей
Мой отец страдал от алкогольной зависимости. Он умер осенью 2020 года. Ему было 50 лет.

В последнее время его болезнь совершенно вышла из-под контроля. Несколько раз в год ему требовались лечение и реабилитация. Чаще всего мы виделись в периоды срывов, когда он остро нуждался в помощи близких. Его не стало через месяц после того, как я переехала в другую страну.

Алкоголизм разрушает не только тело, но и разум. После долгих лет постоянного употребления личность моего отца изменилась. Перед смертью он был совсем не похож на папу из детства.

В этом проекте я вспоминаю, каким папа был до того, как стал зависим. Это попытка воссоздать и заново пережить лучшие моменты, проведенные вместе. Это попытка запомнить его именно таким, каким он был тогда.
Chess. Папа учил меня играть в шахматы. Играла я плохо, но он поддавался. Когда я долго решалась на ход, и в итоге ходила, он делал вид, что это — ход гроссмейстера.

White. Папе очень нравился белый цвет. Он всегда радовался теплым дням, поскольку мог надеть белую футболку (и даже штаны!). Такие наряды он называл «праздничными». Они подчеркивали его хорошее настроение.

Audio Tapes. Еще папа любил танцевальную музыку. Обычно он включал CC Catch и Modern Talking на магнитофоне. В его комнате висела люстра с хрустальными «висюльками», и когда мы слушали диско, мне казалось, что она превращается в диско-шар.

Apples. У папы был огромный сад с яблоками и грушами разных сортов. В сезон он собирал урожай, а на зиму закатывал банки с соком. Папа говорил, что лучший сорт — это цыганочка, такие огромные красные сочные яблоки. В лучшие годы яблок и груш было так много, что они часто падали с деревьев, разбивались об землю и просто гнили. Я хорошо помню роящихся над ними ос и терпкий фруктовый запах.

Peonies. В этом же саду росли пионы и много других цветов. Пионы я носила в школу на последний звонок, поскольку они цветут как раз в конце мая.

Semka. Когда папа приходил ко мне в гости, то обязательно приносил семечки. Он покупал их на рынке на развес килограммами, а потом сам солил и жарил. Я обожала ходить к нему в гости, потому что там можно было смотреть телевизор, лузгать семечки прямо на кровати и складывать шелуху в банку, стоявшую под ней.
«Алтарь», Женя Симаков
На выставке я представляю часть проекта для Школы Родченко, посвященного исследованию связи человек-предмет. Выбор предметов для съемки я произвел интуитивно, а процесс создания инсталляций ощущался как продолжительная медитация и разговор с самим собой.
«Гормон несчастья», Лилит Хумарян
Этот проект — моя личная история о сложных взаимоотношениях с едой и, своего рода, попытка принять эту часть себя. У меня расстройство пищевого поведения (РПП), выросшее из страхов, нелюбви к себе, тревожности и неуверенности.

РПП включает в себя множество заболеваний, самые распространенные среди которых — анорексия, булимия и компульсивное переедание. Несмотря на то, что РПП имеют самый высокий уровень смертности по сравнению с любыми другими психологическими расстройствами, реальную картину происходящего составить сложно в связи с тем, что анорексия и булимия являются причинами таких осложнений, как сердечная недостаточность, полиорганная недостаточность, диабет, а также часто являются причиной самоубийств.
Уже много лет я нахожусь в состоянии ремиссии, с редкими эпизодами заедания стресса, и надеюсь больше никогда не вернуться к саморазрушению. Однако выбраться из этого кошмара удается далеко не всем.
В проекте я постаралась отразить свой психофизиологический опыт и подчеркнуть актуальность сложной, но важной темы, о которой почему-то не принято говорить.
«Псинасилие», Аня Шефель
Мне хотелось визуализировать состояния, которые я чувствовала в результате психологического насилия. Мы воспринимаем эмоциональное насилие, точно также как и физическое — для человеческой психики это одинаково травмирующие ситуации.
‍Я попробовала отразить с помощью натюрморта свои физические ощущения и эмоциональные реакции. Такая форма более безопасна для меня, как для автора, чтобы рассказать о своем личном опыте. Это возможность для других исследовать свои чувства и ощущения, используя непрямые визуальные образы и создавая ассоциативные ряды.
Still Life (Things First) — курс по предметной фотографии для художников, сет-дизайнеров и фотографов, нацеленных на проектную работу. Курс строится на постоянной практике и обсуждении работ студентов совместно с преподавателем — участники будут вырабатывать свой подход к съемке, экспериментируя с сочетаниями объектов, фактур, форм и света в кадре.

Подробнее о программе